История, рассказанная храмом (Оксана Головко)

Каймары: храм св. благв. кн. Александра Невского

Мы едем на родину дедушки и бабушки мужа — по Высокогорскому району Татарстана. По дороге заворачиваем к храму из красного кирпича. «Он построен еще во времена Петра I», — говорит муж. Понятно, памятник архитектуры, охраняется государством. Как охраняется — тоже понятно. Хотя жизнь все-таки чувствуется: вокруг — убраны кустарники, чтобы можно было подойти, в одном из приделов — иконостас из оргалита, несколько бумажных икон. Выходим на улицу. Горло сжимает острое чувство невозвратности, невозвратимости бывшего. И от нашего общего равнодушия к этому бывшему.

А ниточка истории медленно разматывается — сначала — к внукам и правнукам поэта Евгения Баратынского (Боратынского), которые приезжали в Каймары из своего имения, находящегося неподалеку — в селе Шушарах. Приезжали счастливые, полные надежд на будущее, еще не зная, как трагически сложится их дальнейшая жизнь: Александра Николаевича Боратынского, внука поэта, видного земского деятеля, расстреляют большевики. Несмотря на многочисленные просьбы простых людей, которым он помогал всю свою жизнь.

Двое его сыновей погибнут — один в Гражданскую, другой — в тридцатые годы. Дочка окажется в Америке… А ниточка раскручивается дальше — к самому Евгению Абрамовичу. Каймары — имения его жены — Анастасии Львовны Энгельгард. «Каймары — село с очень старинной церковью. Церковь эта была построена еще во времена Петра I, и там сохраняется крест, пожертвованный Петром. Мой прадед Л.Н. Энгельгардт ремонтировал церковь и выписал из Вены иконостас резного дерева и копию Мадонны Рафаэля. Екатерина II пожертвовала Евангелие (…)

Внутри храма в Каймарах

В Каймарах раньше был прекрасный барский дом, построенный, как говорят, по плану Растрелли», — пишет в своих «Воспоминаниях» Ксения Баратынская, внучка поэта. (Борантынская К.Н. Мои воспоминания, М., ЗебраЕ, Алта-Принт, 2007г., стр. 188) Она кстати, на деньги своей семьи, организовала в соседних Шушарах школу, куда свозила жалеющих учиться крестьянских ребятишек из близлежащих губерний. Для многих из них школа стала «путевкой в жизнь»… А мама автора воспоминаний (Ольга Боратынская, урожденная Казембек) организовала мастерскую художественного ткачества для крестьянок из близлежащих деревень (в том числе и из Туры, откуда родом предки моего мужа).

Заказы на красивые вышитые вещи приходили не только из Москвы и Петербурга, но и, после того как работы получили Похвальный лист на Парижской выставке, из Парижа. Зарабатывали на этом (и хорошо зарабатывали) крестьянки. «Брать проценты» стало модно уже гораздо позднее, в конце XIX века, а во времена Ольги Александровны часто помогали просто из любви к ближнему.

Но обо всем об этом можно узнать, если специально начать искать информацию. А так сегодня — ничего ни в Каймарах, ни в Шушарах не говорит о Боратынских. Ксения Николаевна пишет, что Каймары было «большое село». Ей виднее. Для сравнения: около 500 жителей — в конце века и человек 40 — в начале XXI… Вот в таких местах как-то особенно отчетливо понимаешь, как связан этот упадок — и с разрушенной церковью, и с провалами в исторической памяти.

А ниточка истории раскрутилась до петровских времен. Храм св. благв. кн.Александра Невского построен в 1723 на средства Мефодия Кудрявцева. Через год после того, как в Каймары, к его отцу, адмиралу Никите Кудрявцеву, приезжал Петр I. Сам Мефодий Никитич, видный казанский административный деятель, погиб в Казани, будучи пожилым человеком, от рук пугачевцев…

У стен храма в Каймарах

Если стоять тихо — тихо можно даже услышать историю в шуме деревьев, многие из которых еще помнят прошлое. Только вот когда ходишь вокруг храма, постоянно просишь прощение: у его стен где-то расположено кладбище, на котором похоронены, в том числе, и члены семьи Боратынских.

Автор:  Оксана Головко
Ежедневное интернет-СМИ «Православие и мир«

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *